Марион Пошманн: мой первый читатель – я сама

Марион Пошманн – немецкая писательница и поэтесса, гость книжного фестиваля #Иркнига. Ее участие в мероприятии стало возможным благодаря проекту Берлинского литературного коллоквиума «Попутчики» и Гёте-Институту (Новосибирск). В Иркутске иностранный автор провела творческие встречи с читателями и рассказала о своих произведениях. Порталу «Мой район» удалось побеседовать с Марион – она поделилась впечатлениями от поездки по России, рассказала о своем отношении к нашим писателям, литературных чтениях в поезде и о влиянии политики на литературу.

Марион, почему вы согласились принять участие в этом фестивале?

– В это путешествие меня пригласили, что очень удивило. Тем не менее, я обрадовалась, потому что всегда мечтала приехать в Иркутск и увидеть Байкал. Для меня это просто прекрасная возможность совместить приятное с полезным – с литературным фестивалем.

Вы в России в первый раз?

– Я уже была пару раз в России. В Москве – когда еще училась в школе. Была на Урале, в Магнитогорске, где написала роман, который называется «Черно-белый роман». В нем с одной стороны речь идет о большом светлом ландшафте России, а с другой, в противовес этому, – о заводе, который стоит в Магнитогорске. В 2013 году посетила Калининград в рамках литературного проекта.

И как вам Россия? Медведей на улицах встречали?

– К сожалению, я не встретила ни одного медведя, хотя очень люблю животных и была бы не против с ними встретиться. Но не знаю, насколько опасны ваши медведи. Может быть, с ними лучше вообще не встречаться (смеется). Россия очень нравится своими расстояниями, просторами. Мы два дня ехали из Новосибирска в Иркутск на поезде, наблюдали природу, поля, степи. Это меня очень вдохновляет.

Что вы ждете от этого фестиваля?

– К сожалению, мой русский не так хорош, чтобы я могла понимать все, что происходит вокруг меня, но я уверена, что смогу вдохновиться атмосферой фестиваля. Может быть, мне посчастливится поговорить с каким-нибудь автором лично.

Будет ли опубликован литературный дневник, который вы вели во время творческого турне от Москвы до Иркутска, или это наработки для себя?

– Я это собираюсь опубликовать. В рамках литературного коллоквиума Берлинского университета несколько французских и немецких авторов ездят по Европе и России. В их числе и я. Мы вместе ведем этот дневник и потом планируем опубликовать его. Хотим, чтобы эти записи были опубликованы на немецком, французском и русском языках.

Какие наблюдения вошли в ваш литературный дневник?

– Очень интересными и новыми для меня оказались несколько моментов. В Москве, например, когда мы посещали Кремль и Красную площадь, я почему-то думала о том, какие цветы там можно посадить и как можно немножко приукрасить это пространство. В особенности интересно было увидеть такие растения, которых в Германии совсем нет. В Новосибирске очень впечатлила река Обь, которая делит город на две части. Раньше там было два разных часовых пояса, хотя город один. Мне показалось это очень интересным. Позже, когда я переработаю всю информацию, я буду дополнять свои записи.

Какие наработки с собой повезете из России по итогам литературного турне помимо дневника?

– Получится ли что-то из моих впечатлений? Пока ничего конкретного сказать не могу. В нашей профессии иногда проходит очень много времени, прежде чем автор что-то напишет, хотя впечатлений всегда хватает. Например, идея книги, написанной в Магнитогорске в 2013 году, возникла у меня еще во время моего путешествия в 1994 году. Вполне возможно, все, что я сейчас переживаю, найдет свое отражение в моем творчестве спустя несколько лет. Но я себе поставила цель в рамках этого путешествия написать цикл стихов.

О чем они будут?

– Я еще не могу сказать, о чем они конкретно. Скорей всего, в центре внимания будет природа.

В поезде, по пути из Новосибирска в Иркутск, вы вместе со своей коллегой, французской писательницей Селин Минар устроили литературные чтения. Как аудитория встретила такую творческую импровизацию?

– Я уже пробовала подобное, когда мы путешествовали по Украине. Тогда с нами было много англоговорящих авторов, русских, украинских, немецких. Ехали мы очень долго и прямо в поезде создали литературный салон. Но этот момент заранее был обговорен. А на этот раз договоренностей не было, и вопрос решили прямо в поезде, это было спонтанно. Конечно же, пассажиры удивились. Многие были в шоке, но те, кому это понравилось, у кого это нашло отклик, слушали и им очень понравилось.

Вы знакомы с произведениями русских авторов?

– В свое время я часто читала работы русских писателей. В том числе и классиков. Например, Достоевского, Толстого. В 90-х годах на немецкий язык было переведено очень много литературных трудов. Это и «Москва — Петушки» Виктора Ерофеева, и книги Людмилы Улицкой. Переводилась и лирика. Но в последнее время я редко читаю работы русских авторов. Поэтому я очень рада, что смогла приехать сюда, ведь это еще одна возможность познакомиться с творчеством ваших писателей.

Вы адресуете свое творчество какой-то конкретной аудитории или же оно для широкого круга читателей?

– Прежде всего, книги я пишу для себя. Первый читатель – это я сама. У меня нет какой-то определенной публики. Если произведение нравится мне самой в первую очередь, я от него в восторге, тогда я уверена, что и публике оно тоже понравится.

А какое произведение у вас самое любимое, раз уж вы свой главный читатель?

– Ближе всего к сердцу мне лежит моя последняя книга – «Сосновые острова». Это не самое длинное мое произведение, есть и побольше. Когда я закончила писать эту книгу, мне было немножко грустно от того, что я расстаюсь со своим героем так быстро. Можно было бы продолжить, но я решила закончить на этом.

Что вас вдохновляет?

– Это трудно объяснить. Меня об этом часто спрашивают, но мне почему-то всегда трудно дать ответ. Для меня самой это тайна.

Бывают ли у вас периоды творческого затишья?

– Я стараюсь писать регулярно, потому что если не делать этого, то это самое вдохновение никогда и не придет. Поэтому даже когда нет конкретной цели что-то написать, я все равно каждое утро стараюсь работать, чтобы пригласить это вдохновение к себе. Я никогда не составляю плана произведения: не расписываю части, главы, не делаю пометки. У меня есть примерное представление, которое постепенно во время работы кристаллизируется в произведении. Говорят же, что в определенный момент герои романа начинают жить своей собственной жизнью, и автор просто следует их действиям. Например, это со мной произошло во время написания последнего романа. Я села утром за стол и просто ждала, что будут делать главные герои, и пошла за ними.

У вас есть произведение-мечта, мысль о котором вынашиваете давно, но пока время на его создание, на ваш взгляд, не пришло?

– У меня есть такая идея. Я бы хотела написать роман о женщинах. Там будет много фигур женского пола. В моих произведениях герои в основном мужчины. Скорей всего, речь в нем пойдет о роли женщины в современном обществе, но это пока просто идея. Когда-нибудь я ее реализую, но не в ближайшем будущем. Я еще должна над этим подумать, поработать.

Всем известная политическая обстановка как-то отразилась на творчестве Марион Пошманн?

– В целом, поскольку я не пишу политические произведения, мне это сильно не мешает, но я заметила, что в последние годы стало очень трудно узнать что-то из литературного мира России. Если сравнивать с 90-ми годами, когда на немецкий язык переводилось очень много произведений, то сейчас обстановка ухудшилась. В этом плане стало немножко тяжелее, когда не видишь, что происходит в литературном обществе России.

Если бы вас попросили описать Россию в нескольких словах, то какие бы они были?

– Сложный вопрос… Широта, простор, красота, доброжелательность людей.

Текст: Ани Думикян

Фото из группы «Литературное турне Марион Пошманн и Селин Минар» в социальной сети «ВКонтакте»