Запрет на запрете: Иркутская область пытается выяснить, как жить в Центральной экологической зоне Байкала

«Как жить и строить в границах Центральной экологической зоны Байкальской природной территории?» – с таким вопросом жители не редко обращаются к депутату Законодательного собрания Иркутской области Анастасии Егоровой. Из-за запретов, коих в последние годы установлено не мало, и жители, и местные власти порядком запутались. Интернет-газета «Мой район» разбиралась, в чем корень проблемы и как ее решить.

Иметь дом на берегу великого озера Байкал – мечта чуть ли не каждого жителя Иркутской области. Однако не все могут себе это позволить, и порой дело вовсе не в финансовой части вопроса, а в количестве преград, с которыми предстоит столкнуться при оформлении земельного участка, а затем получении разрешения на строительство. Ведь Байкал является объектом всемирного наследия ЮНЕСКО, а также защищен ни одним правовым актом. Все они призваны оградить озеро от экологической катастрофы, которой не избежать, если на его берегах начнут появляться, например, вредные производства. Однако на деле установленные запреты ударили по простым жителям, некоторые из которых живут в прибрежных поселениях ни один десяток лет.

Как рассказала Анастасия Егорова, федеральный закон «Об охране озера Байкал» действует с 1999 года, однако проблемы у жителей начались с 2015 года, когда было принято распоряжение правительства Российской Федерации, предусматривающее установление водоохранной зоны до 60 км от озера Байкал. В эти границы вошли более 40 населенных пунктов, национальные парки, кладбища, дороги и многое другое. Жители этих территорий столкнулись с тем, что местные власти начали отказывать им в выдаче разрешений на строительство. Байкальские поселения захлестнула волна недовольства, что спровоцировало новое обсуждение границ водоохранной зоны. В конце концов, в 2018 году ее сократили до 200 метров от озера Байкал, однако это не решило всех проблем.

«Мы все понимаем, что на нас лежит ответственность перед нашими детьми за сохранение Байкала, жители стараются соблюдать природоохранное законодательство, но до сих пор нам не могут рассказать, какую технологию очистных сооружений применять, на уборку несанкционированных свалок нет денег, китайские гостиницы растут как грибы, – комментирует Анастасия Егорова. – Вот и получается, чтобы хоть как-то остановить незаконное строительство гостиниц, которые появляются под видом индивидуальных жилых домов, решили всем запретить строить». По ее словам, два года назад прокуратура Иркутской области направила в администрации муниципальных образований, входящих в ЦЭЗ, письма с поручением – никому не выдавать разрешения на строительство, законсервировать этот процесс.

«Тогда ко мне обратились жители Большереченского муниципального образования, и я инициировала совещание на базе нашего комитета (комитет по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве Законодательного собрания Иркутской области. – Ред.). На этом совещании, которое прошло в феврале 2017 года, прокуратура области разъяснила, что строить жилые дома, конечно, можно, но строительство должно вестись с соблюдением всех экологических требований. Однако два месяца назад ситуация опять вернулась в то же русло – главы бояться выдавать разрешения», – рассказывает депутат.

Чтобы окончательно понять, как жить в границах Центральной экологической зоны озера Байкал, депутат хочет получить разъяснения Государственной думы Российской Федерации. Анастасия Егорова опять инициировала проведение совещания на базе комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве областного парламента, которое прошло 15 июня. На нем депутат попросила коллег поддержать ее инициативу и направить запрос в Госдуму от имени Законодательного собрания Иркутской области.

Парламентарий обозначила ряд проблем, на которых нужно акцентировать внимание: во-первых, необходимо установить дифференцированную стоимость прохождения экологической экспертизы, которая должна зависеть от вредного воздействия и экологической нагрузки, так как сегодня многие не в состоянии платить высокую стоимость экологической экспертизы, в первую очередь мелкие предприниматели и муниципалитеты, которые без экспертизы не могут строить школы и детсады. «Ко мне обратилась предприниматель из поселка Дзержинск, которая на своих трех сотках земли хотела открыть ателье. Ей посчитали, что прохождение экологической экспертизы обойдется в 800 тыс. рублей. Эта сумма для многих предпринимателей неподъемная», – сказала Анастасия Егорова.

Во-вторых, необходимо законодательно четко определить, что является объектами жизнеобеспечения. В-третьих, нужно решить вопрос со строительством мусороперегрузочных станций в ЦЭЗ, так как сегодня министерство имущественных отношений Иркутской области не имеет права выдавать земельные участки под этот вид деятельности. «Это очень серьезно. Мы уже завалились мусором», – говорит депутат, которая активно работает над включением Иркутского района в областную схему обращения с твердыми коммунальными отходами.

Присутствующий на заседании министр имущественных отношений Иркутской области Владислав Сухорученко во многом поддержал инициативу депутата. Он отметил, что «проблемы лежат в плоскости не правоприменения, а нормативно-правового регулирования». Проще говоря, один правовой акт может противоречить другому, что приводит к правовым коллизиям. «Водоохранная зона в границах населенных пунктов сейчас составляет 200 метров, но нужно учитывать, что ограничения, которые были сняты в соответствии со статьей 65 Водного кодекса Российской Федерации (Водоохранные зоны и прибрежные защитные полосы. – Ред.) не в полной мере сняты, поскольку они тут же запрещены постановлением правительства Российской Федерации №643, которое определяет разрешенные виды деятельности в Центральной экологической зоне», – сказал министр. Изменения границ водоохранной зоны разрешили всего четыре вида деятельности: размещение кладбищ, пунктов временного хранения отходов, движение вне дорог с твердым покрытием и ливневый ход для орошения в сельском хозяйстве.

Министр отметил, что региональное правительство также активно занимается решением этой проблемы, поэтому по поручению губернатора Сергея Левченко была создана рабочая группа, которая готовит предложение для Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации, чтобы определить те виды деятельности в водоохранной зоне, которые не нанесут вред природе Байкала.

«Постановление правительства РФ №643, на мой взгляд, является абсолютно некорректным нормативно-правовым актом, принятым за пределами полномочий, предоставленными федеральным законом «Об охране озера Байкал», поскольку оно определяет не только виды запрещенной деятельности, но и ограниченные виды, хотя правительство такими полномочиями в соответствии с законом не наделено», – отметил Владислав Сухорученко. Он также сказал, что необходимо либо менять нормы федерального закона, чтобы правительство смогло осуществлять регулирование, либо подводить закон к тем полномочия, которые за правительством на федеральном уровне закреплены.

По инициативе Анастасии Егоровой правовое управление Законодательного собрания Иркутской области подготовило обращение с просьбой определить законодательно объекты жизнеобеспечения, которые могут находиться на территории Центральной экологической зоны Байкальской природной территории. Поскольку сейчас такой конкретики нет, запрещенные виды деятельности трактуются по-разному – в одно время людям выдавали разрешения на строительство, считая, что запрета нет, а теперь не выдают, потому что судебная практика изменилась.

В обращении отмечено, что на этой территории проживает более 70 тыс. человек, большинство из них в деревянных домах, срок эксплуатации которых 50 лет. Этим людям необходимо строить новые дома и обновлять существующие, но из-за запретов они не могут этого сделать. Планируется, что это обращение будет направлено в Государственную Думу РФ или президенту Владимиру Путину. Председатель комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве Кузьма Алдаров сказал, что в ближайшее время он более подробно ознакомится с текстом обращения, проведет необходимые консультации и заключения, после чего будет решен вопрос о вынесении обращения на сессию ЗС, которая намечена на 27-28 июня, а затем и в Москву.

Текст: Кристина Дунина

Фото из архива автора и сайта правительства Иркутской области